На фото: Дерево Закхея в Иерихоне

 

Почему Он меня не замечает? - к неделе о Закхее 
Протоиерей Александр Авдюгин

 

Половину своего имения отдать нищим я точно не смогу.

Жалко.

Да и знают все, что нищие нынче по своей собственной инициативе в своих рубищах и запахах пребывают. Они сами такой жизни захотели.

Нет. Конечно, есть те, кого государство и окружающие без заботы оставило. Этим и помочь не грех. Гривну дать, можно даже пять гривен. Хлеба им купить или старую шапку, которая в диване вместе с обувью валяется, отдать.

Но чтобы половину имения, нет таких сил. Да и несправедливо это. Каждому ведь по труду и таланту дается, а для того, чтобы таланты эти преумножить, мне делить свое имение пополам никак нельзя.

 

А если война завтра?

Или землетрясение?

В конце концов, я налоги не собираю и пеню за несвоевременные неуплаты не требую. Так что никакой я не мытарь. Поэтому оставьте мое имение в покое. Данный отрывок евангельский ко мне никакого отношения не имеет. Чиновникам его читайте или органам нашим фискальным. Вот и для соседки моей по клетке лестничной оно как раз подходит. Она уже три года как повышенную пенсию за мужа своего, который в шахте погиб, получает. Пусть жертвует. Ей таланты преумножать не надо. Старая уже, да и дети помогают. Каждую неделю сумки с продуктами ей таскают.

Это им можно и раздать, даже больше половины.

 

Правильно в Евангелии для современных мытарей написано «кого обидел, воздам вчетверо».

Я бы эту строчку каждому работнику ЖЭКа прочел, а в госавтоинспекции лозунг с данной цитатой на самом видном месте повесил.

Для них писано.

Целенаправленно, четко и без обиняков.

Помните выборы последние? Там все кандидаты впятеро больше вернуть обещались. Вернули?

То-то же.

Знал об этом Бог, что будут нас обижать мытари всякие, поэтому и пошел в дом к Закхею, чтобы показать, кто и сколько платить должен.

 

Я, конечно, тоже не ангел

Обижал иногда. Жизнь-то она разная бывает. Это вам не поле перейти.

Но ведь прощения просил, говорил, что виноват и больше так не буду. Да и вины моей, в обидах тех – с гулькин носик. Обстоятельства так складывались. Лукавый смущал. Преткновения всякие. Страсти непорочные одолевали. Времена, видите, какие сложные. Апокалипсис грядет, уже все говорят.

Да и где я сумму такую возьму – «вчетверо»?

Это мытарям без проблем. Для меня же полное разорение. Мне что Бог зла желает? Не может быть такого!

Одно лишь непонятно. Как этого мытаря Христос увидел? Он ведь маленький был. Даже если и на дерево залез, то ведь там, наверное, и мальчишки местные были, да и вокруг Христа толпа целая…

 

Странно

Неказистого и всеми презираемого увидел, а вот меня практически не замечает. В церковь хожу, свечи ставлю, молитвы читаю, пощусь даже – помощи никакой. Проблема за проблемой. Так я же в Его Церкви, а не на дереве…

 

 

 

Митрополит Антоний Сурожский,
слово в Неделю о Закхее.

 

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. 

На прошлой неделе мы слышали рассказ о слепом Вартимее. Этим рассказом Церковь напоминала нам о том, что мы все слепы: не физической слепотой, а духовной; и напоминает нам, что избыть эту духовную слепоту мы можем, только если обратимся к Единственному, Который имеет власть нас исцелить, Который является светом во тьме, Который является жизнью и целостью жизни. 

Если мы над этим задумались (как мы должны были сделать) на прошлой неделе, то мы теперь начинаем, может быть, прозревать нечто в себе: хотя бы нашу греховность, хотя бы нашу несостоятельность, хотя бы то, что у нас голод есть, но что побеждается этот голод косностью, ленью, страхом. И сегодня, в рассказе о Закхее, мы видим, в чем заключается этот страх. Чего мы ищем больше: одобрения людей или встречи с Богом? Чего мы хотим больше: того, чтобы не стать посмешищем, чтобы никто от нас не отворачивался из-за того, что мы выбрали Бога против всего, – или хотим мы Бога любой ценой? 

Святой Иоанн Лествичник говорит нам, что тщеславие, то есть искание одобрения человеческого при безразличии к суду Божию, является ненавистью к Богу и трусостью перед людьми: каково наше положение? Конечно, не люди над нами смеются в обществе, в котором мы живем, не они нам страшны, но нам страшно столько в нас самих! Люди нас простят за то, что мы ищем Бога – лишь бы мы не были им вызовом и оскорблением; готовы ли мы на это? Готовы ли мы всем строем нашей жизни быть вызовом и оскорблением, готовы ли мы на это? Готовы ли мы всем строем нашей жизни быть вызовом той жизни, которую безбожный мир и каждый из членов безбожного мира, включая нас самих, строит? Готовы ли мы встретить в себе самих противоречия нашего искания Бога? Готовы ли мы отвергнуть помышления, чувства, желания, страхи, которые действуют в нас, ради того чтобы сказать: „Нет! Пусть смеются надо мной люди, пусть все, что во мне есть прошлого, безбожного, чуждого Богу, восстает, а я все-таки буду искать Бога, Который единственный может быть праведным судьей надо мной”... Тщеславие мы должны отринуть как отвержение Божиего суда, как отрицание права нашей собственной совести с нами говорить именем Божиим. 

В другом месте Евангелия сказано: примиряйся с твоим соперником, пока ты еще на пути, пока он тебя не поставил перед лицом судии, потому что тогда будет поздно... И отцы нам говорят, что соперник этот – наша совесть, которая в течение всей жизни нашей нас обличает в том, чего мы не делаем, или в том, что мы творим. 

Обратим внимание на это; это второе предупреждение на пути, который нас ведет к началу Великого поста. Теперь время покаяния, теперь время очнуться, теперь время начать! Положим же начало благое – снова, если положили его на прошлой неделе, или положим его теперь, если еще не клали. И изо дня в день, из недели в неделю будем слушать, прислушиваться к нашей совести, искать Бога и правды Его; и только тогда сможем мы вступить очищенными или, во всяком случае, готовыми в Великий пост. Аминь! 

20 января 1991 г.

RUSSIAN ORTHODOX CHURCH OF THE HOLY VIRGIN’S PROTECTION ECUMENICAL PATRIARCHATE

41 Moore Street, South Yarra Melbourne VIC

  • Facebook Social Icon
  • Twitter Social Icon

Рекомендуем Вашему благочестивому вниманию эти сайты