Католический теолог призывает отказаться от папской непогрешимости


Известный швейцарский теолог Ханс Кюнг в своем письме призвал Папу Франциска начать "открытое обсуждение" вопроса о непогрешимости римских понтификов в вопросах веры. В своем письме Папе Бергольо 87-летний богослов-диссидент призывает предоставить "свободное, беспристрастное и открытое пространство" для обсуждения догмата о непогрешимости.

Этот догмат о непогрешимости Папы был принят в 1870 году на Первом Ватиканском соборе. Речь в данном случае идет о папских выступлениях ex cathedra (с кафедры) - то есть когда он обращается к пастве официальным образом, исполняя свои обязанности учителя и пастыря всех католиков, сообщается в публикации католических агентств KNA и Apic. Принимая этот догмат, участники собора ссылались на евангельские тексты, в которых говорится, что апостол Петр получил от Христа ключи от Царства небесного и является камнем, на котором Господь построил Церковь.

За все время существования этого догмата Папа лишь один раз воспользовался правом выступать "ex cathedra" - в 1950 году Пий XII провозгласил догмат о телесном вознесении на небо Девы Марии.

С критикой этого догмата Кюнг выступает с 1970 года, когда он выпустил свою книгу "Непогрешим? Нужны разъяснения". После длительного разбирательства в 1979 году теолог был лишен права преподавать католическое богословие, хотя при этом остался профессором экуменического богословия.

Что касается отношения самого Папы Франциска к этому догмату, то в 2013 году в своей энциклике Evangelii gaudium ("Радость Евангелия") он, в частности, писал: "Я не считаю, что от папского учительства следует ожидать окончательного или исчерпывающего слова по всем вопросам, касающимся Церкви и мира" (параграф 16).

А выступая на Синоде по делам семьи в октябре 2014 года, он заявил: "Папа является гарантом послушания и соответствия Церкви воле Божьей, Евангелию Христову и Преданию Церкви, тем, кто отметает любой личный произвол, будучи - по воле самого Христа - верховным Пастырем и Учителем всех верующих, пользуясь ординарной, верховной, полной, непосредственной и вселенской властью в Церкви".

Догмат о папской непогрешимости является серьезным препятствием для диалога Католической церкви с другими христианскими конфессиями - в частности, с Православной церковью. Так, в 1993 году Патриарх Константинопольский Варфоломей заявил: "Прежде всего нас разделяют принципы первенства и непогрешимости".

Немного о богослове-модернисте

88-летний Ханс Кюнг, которого называют богословом-модернистом, нередко выступал с критикой в адрес понтификов и церковной политики.

В 2009 году в интервью французской газете Le Monde Кюнг заявил, что Католическая церковь переживает глубокий кризис и Папе следует это признать.

По мнению Кюнга, понтифик мог бы сделать несколько жестов: разрешить разведенным причастие при определенных условиях; внести в энциклику Humanae Vitae изменения, разрешающие использование противозачаточных таблеток в определенных случаях, и отменить закон целибата для священников. Папа, считает теолог, "гораздо могущественнее президента Соединенных Штатов! Он не должен отчитываться перед Верховным судом!"

Кюнг также считает, что Папе следовало бы созвать очередной собор, где можно было бы урегулировать те вопросы, на которые не дал ответа Второй Ватиканский собор: целибат духовенства или контроль над рождаемостью.

В одном из своих сочинений Кюнг, например, настаивает на допустимости эвтаназии и призывает Католическую церковь пересмотреть свою позицию по этому вопросу. Сам переживший обострение болезни Паркинсона, Кюнг, в частности, пишет, что больше всего боится перейти за ту черту, когда он уже не сможет самостоятельно сделать выбор между жизнью и смертью.

Кюнг утверждает, что его позиция "богословски обоснованна" и соответствует законам этики, и призывает к оживлению дискуссии об эвтаназии.

Ранее Кюнг выражал опасения по поводу того, что ушедший на покой Папа Бенедикт XVI может оставаться своего рода "теневым понтификом". Кюнг считал, что Йозеф Ратцингер "расставил все вехи, чтобы сохранить свои господствующие позиции", и новый понтифик неизбежно столкнется с этим, если окажется готовым к проведению реформ в Церкви.

Кюнг также призывал верующих присоединиться к движению за реформы в Церкви. Можно предположить, что реформаторский настрой Папы Франциска внушает Кюнгу определенные надежды.

ДОКУМЕНТ: "О безошибочности Папы". Открытое обращение католического богослова, профессора Тюбингенского университета Ханса Кюнга

Трудно предположить, что Папа Франциск имел целью дать точное определение догмата о безошибочности Папы Римского так, как того всеми правдами и неправдами добивался Пий IX в 19 веке. В равной мере трудно предположить и то, что Франциска занимал вопрос безошибочности догматов о Деве Марии, точному формулированию которых отдал столько сил Пий XII. Франциск (как в свое время Иоанн ХХIII перед студентами греческой коллегии) скорее заявил бы с улыбкой: «Ionon sono infallibile» – «Я не непогрешим». В ответ на удивленные взгляды студентов, Иоанн тогда еще добавил: «Я непогрешим только тогда, когда даю определения ex cathedra. Но я никогда не буду давать определения ex cathedra».

18 декабря 1979 г. Папа Иоанн Павел II лишил меня права церковного учительства за то, что я ставил под вопрос догмат о безошибочности. Это действие было заранее и втайне подготовлено в верхах и, как я подробно показал во втором томе своих воспоминаний «Спорная истина», оказалось юридически уязвимым, богословски необоснованным и, в итоге, политически контрпродуктивным. Споры о законности лишения меня права церковного учительства и о безошибочности Папы продолжались еще долгое время. Тем не менее, тогда моя репутация в глазах простых христиан не пострадала. Как я и предсказывал, споры о необходимости коренных, глубинных реформ не прекратились. Напротив, при Иоанне Павле II и Бенедикте XVI они разгорелись еще сильнее. Уже тогда я указывал на важность таких вопросов, как достижение взаимопонимания между конфессиями и обоюдное признание рукоположения в священный сан и Евхаристии, вопросов о разводе и рукоположении женщин, об обязательном безбрачии священников и об их острой нехватке, а также, в первую очередь, поднимал вопрос об управлении Католической Церковью. Я спрашивал: «Куда вы ведете нашу Церковь»?

Прошло 35 лет, но темы эти остались столь же животрепещущими. Почему не работают реформы, причем на всех уровнях? Основная причина все та же – доктрина о невозможности Папы заблуждаться в вероучительных вопросах, касающихся веры и нравственности. Именно от этого наша Церковь застыла, закоснела. Папа Франциск, как в свое время и Иоанн XXIII, сегодня прилагает значительные усилия к тому, чтобы привнести в Церковь новые, свежие веяния. Однако он наталкивается на широкое противостояние – как, например, в октябре 2015 г. на Всемирном соборе епископов. Но к чему обманывать себя? Истинное обновление вряд ли возможно без творческого пересмотра догмата о безошибочности Папы.

Тем удивительнее, что обсуждение этого догмата сошло на нет. Многие католические богословы оставили критические попытки переосмысления принципа безошибочности Папы из страха подпасть под грозные прещения, когда-то наложенные на меня. Что касается церковных иерархов, то они стараются по возможности уйти от этого вопроса, который едва ли занимает умы Церкви и общества. Вот и Йозеф Ратцингер, будучи главой Конгрегации доктрины веры, касался этого догмата всего лишь несколько раз. Однако уже начиная со Второго Ватиканского собора именно табуированность вопроса о безошибочности Папы подспудно препятствовала всем реформам, осуществление которых требовало пересмотра прежних догматических постановлений. Это касается не только энциклики «Humanae vitae» («О человеческой жизни»), направленной против противозачаточных средств, но и Церковных Таинств, и монополизированного права на «истинное» учительство, и отношений между особым и всеобщим священством, и церковной соборности, и притязаний Папы на полноту власти, и отношения к другим конфессиям и религиям, а также к секулярному миру вообще. Поэтому вопрос о том, куда сегодня, в начале XXI века, движется Церковь, все еще цепляющаяся за догмат папской безошибочности, – звучит в наши дни острее, чем когда бы то ни было. Эпоха противостояния современному миру, которой положил начало Первый Ватиканский Собор, уже окончательно миновала.

В 2016 г. мне исполнилось 88 лет, и я дерзну сказать, что не жалел сил, подбирая для 5-го тома собрания моих сочинений, получившего название «Безошибочность Папы», многочисленные тексты, имеющие отношение к данному вопросу. Я старательно систематизировал их хронологически и тематически в соответствии с развитием изучаемого вопроса в ходе споров и обсуждений, а также дополнительно освещал их, приводя жизнеописания участников. Держа в руках эту книгу, я хочу вновь обратиться к Папе со словами, которые постоянно повторял в течение десятилетий, оставаясь неуслышанным. Папа Франциск всегда отвечал на мои обращения как брат – и я убедительно прошу его:

«Примите это подробное собрание письменных свидетельств и позвольте провести в нашей Церкви свободное, непредвзятое, открытое к любым результатам обсуждение всех неразрешенных, ранее закрытых вопросов, связанных с догматом о безошибочности Папы. Именно так можно было бы честно пересмотреть все спорное Ватиканское наследие прошлых полутора столетий и очистить его в духе Священного Писания и вселенской традиции. Я не призываю ни к плоскому релятивизму, подрывающему нравственные основы Церкви и общества, ни к безжалостному догматизму, который убивает дух своей слепой приверженностью букве и препятствует как коренному, глубинному обновлению жизни и учения Церкви, так и продвижению в деле экуменического единства. Я никоим образом не стремлюсь к тому, чтобы доказать правоту моего личного мнения. В опасности само благо Церкви и экуменического единства.

Я полностью осознаю, что эта моя просьба придется Вам не очень кстати – ведь Вы, как описывает один хороший знаток Ватикана, «живете среди волков». Но Вы, напрямую столкнувшись в прошлом году с немощами и даже непотребными событиями в курии, отважно подтвердили свое желание реформ, сказав в Вашем Рождественском обращении от 21 декабря 2015 г.: “Я считаю своим долгом подтвердить, что эти события дали нам повод честно задуматься о происшедшем и принять решительные меры. Мы продолжаем реформы со всей решимостью и деятельным трезвомыслием, ибо Ecclesia semper reformanda (Церковь всегда обновляется)”. Мне не хотелось бы давать членам нашей Церкви необоснованный повод для завышенных ожиданий – ведь вопрос о безошибочности Папы в Католической Церкви невозможно решить за один день. Но, к счастью, Вы почти на десять лет моложе, чем я, и, надеюсь, меня переживете. Также Вы, очевидно, понимаете, что я как богослов уже завершаю свой земной путь и, движимый глубоким почтением к Вам и Вашей пастырской деятельности, хотел успеть донести до Вас мою просьбу о проведении свободного и вдумчивого обсуждения вопроса о безошибочности Папы, необходимость которого я тщательно обосновал в данном томе. «Non in destructionem, sed in aedificationem ecclesiae» – «не ради разрушения, но ради созидания Церкви». Для меня лично это было бы исполнением той надежды, что жила во мне всегда».

Профессор Ханс Кюнг

Archive
Search By Tags