Могилу Скорины попробуют найти в Чехии


Священники минского костела святых Симеона и Елены (Красного костела) во главе с настоятелем кс. Владиславом Завальнюком взялись найти в Чехии прах Франциска Скорины. Профессор Адам Мальдис в газете «Звязда» предложил начать поиски в Чехии, предполагая, что Франциск Скорина умер и был похоронен в Ческом-Крумлове.

Предположительно, в 1535 году Скорина вернулся (наверняка с двумя сыновьями, Симеоном и Франциском) «в Прагу, где устроился ученым садовником в королевском ботаническом саду, который тогда закладывался. В саду чешского короля Фердинанда І Скорина проработал до лета 1539-го. Где он жил и чем занимался после этого, мы не знаем. В Чехии (возможно, в Южной) белорусский гуманист нашел свой вечный покой. Симеон Скорина (сын первопечатника. — прим.) в 1570-е годы жил в Южной Чехии и также занимался врачеванием и садоводством (конечно же, при замке. — прим. Адама Мальдиса). Второй сын первопечатника Франциск погиб в 1541 году в Праге во время пожара. Потомки Симеона Скорины жили в Чехии и Словакии».

Один из далеких потомков первопечатника, Ежи Скорина, жил в столице Мексики, занимался там тоже книгопечатанием. В одном из писем исследователь спросил его: что означает, если Франциск Скорина действительно перед смертью «жил в Южной Чехии», у старшего сына? Он ответил мне, что это был Чески-Крумлов, центр якобы независимого герцогства.

В Ческом-Крумлове есть всего два костела. Один, в окруженном стенами монастыре, отпадает как «ведомственный», закрытый. Второй — во имя Святого Вита, приходской, готический по стилю, стоит на берегу-полуострове Влтавы и как раз вблизи замка, освященный еще задолго до прибытия Скорины. Приходским он стал в 1329-м, а после перестройки еще раз был освящен в 1439 году. Скорин, как ответственных призамковых лиц, могли хоронить, притом с надлежащими надгробиями, только там.

Однако дальнейшая история придворного и приходского костела имени Святого Вита развивалась, как свидетельствуют источники, извилисто. В 1583 году он стал местом захоронения представителей Рожмбергского дома, в 1591 году был административно передан ордену иезуитов, который, конечно же, восточных славян не очень ценил. Притом в пресвитерии от надгробий, расположенных даже в центре церковной зала, стало тесно. Поэтому новая владелица замка, Мария Эрнестина фон Эггенберг, в 1717 году приказала их вынести (но куда, на какое кладбище?). Был составлен список надгробий, как свидетельствуют источники, один сохранился. Поэтому может послужить координатами в поисках праха белорусского первопечатника.

Однако оказывается, план графини не был тогда выполнен: она умерла в 1719 году. Даже в 1750 году надгробные таблички из красного мрамора все же висели на стенах при входе в «капеллу» Яна Непомуцкого.

Адам Мальдис высказывает мнение, что эти таблички могут висеть в костеле и сейчас. Поэтому он предлагает начать поиски в Ческом-Крумлове.

Archive
Search By Tags