Старообрядцы Аляски пытаются сохранить связь с исторической родиной


Жительница деревни старообрядцев Николаевска Варвара Феофанова с мужем Абрамом

Сохранение родного языка и культуры как части национального наследия является важнейшей задачей русскоговорящего населения на Аляске, считает жительница деревни старообрядцев Николаевск Варвара Феофанова — спустя 150 лет после того, как 30 марта 1867 года Российская Империя продала Аляску США, на территории штата по-русски почти не говорят.

В редких поселениях потомков первых русских поселенцев на Кенайском полуострове только среди старшего поколения еще можно услышать русскую речь: их дети и внуки уже общаются исключительно на английском.

"Русский язык помнить надо обязательно, как иначе?" — разводит руками Варвара. Одета она в традиционном русском стиле, типичном для староверов – сарафан, кокошник. Рядом муж Абрам – длинная борода, кафтан с воротом.

В Николаевск русские приехали лишь в конце шестидесятых годов прошлого столетия – семьи старообрядцев, бежавших из России после революции семнадцатого года и перебравшихся на Аляску из штата Орегон после полувека неудачных попыток основаться в Маньчжурии и Южной Америке.

В 1967 году русская община купила на Кенайском полуострове квадратную милю земли и спустя год основала город Николаевск, названный в честь покровителя и святого заступника церкви города Святого Николая. Сегодня, впрочем, в поселении, разросшемся за полвека до масштабов целого города, проживает больше американцев, чем русских. Дома построены в типичном североамериканском стиле. Функционирует американская школа.

Варвара вспоминает, как учила английский. В семидесятых правительство открыло в поселении американскую школу, прислали американских учителей. "Дети все говорили на русском, по-английски вообще никто не понимал. А учителя говорили только на английском. За общение на русском в школе пороли. Приходилось шептаться. Так очень быстро язык учится", — смеется Варвара. Русский она, впрочем, забывать не намерена.

Институт религии играет решающую роль в попытках местного населения сохранить родную культуру. В Николаевске до сих пор есть действующая православная церковь, службы ведут на русском. Однако с годами прихожан все меньше.

"Телевизор я почти не смотрю, церковную литературу читаю на славянском, — говорит Варвара. — Так и не забываю языка". И добавляет: "В России я никогда не бывала, а русской себя все-таки считаю".

Такая самоидентификация встречается все реже; после полувека жизни на Аляске, многие староверы утратили родной язык и связь с культурой, считают себя полноправными американцами.

Работница почты в Николаевске Кира

"Мы же живем здесь, должны говорить на этом языке", — заявляет Кира, работница на почте. Она тоже приехала сюда маленькой девочкой, когда семья перебралась из Орегона в конце шестидесятых. По-русски сама говорит с сильным американским акцентом, а ее дети и вовсе языка не знают. "Мне на английском тоже удобнее", — замечает она.

Кира активно участвует в политической жизни страны, на последних выборах голосовала за Хиллари Клинтон. Дети ходят в американскую школу через дорогу, русский, который предлагается там по выбору, не учат. Явление распространенное.

"Внуки уж мои совсем по-русски не говорят", — сетует и Варвара. "Вот вижусь с ними, спрашиваю — вы почему к бабушке не ездите в гости? Они смотрят на меня, рот разинут, ничего не понимают. Я говорю — why you don't visit? И вот тут уж кивают, ах вон, что она сказала!"

Для Варвары культурная память играет решающую роль именно потому, что в России она не живет. "Нам всегда приходилось сражаться за сохранение языка. Что в Китае, что в Южной Америке, что здесь, — говорит она. — В России-то небось несложно говорить по-русски, а тут поди не забудь".

Язык, религия, внешний облик – вот единственные каналы связи с исторической родиной, которой Варвара никогда и не видела.

Русские поселения на Аляске

14 августа 1784 года три корабля экспедиции под предводительством иркутского купца Григория Шелихова высадились на острове Кадьяк у берегов Аляски и спустя пару месяцев подготовительных работ, 22 октября, основали первое постоянное поселение русских в Америке, получившее название Павловской гавани. Вскоре на остров прибыли монахи из Валаамского монастыря, начав обращение местного населения алеутов в православие. Их силами на территории был воздвигнут первый православный храм, который и по сей день стоит в Кадьяке.

С 1795 года велась активная колонизация континентальной Аляски, и в 1799-м была основана Российско-американская компания (РАК) под управлением предпринимателя Александра Андреевича Баранова, в состав акционеров вошли члены императорской фамилии. В том же году была заложена столица Русской Америки — город Ново-Архангельск, впоследствии, после передачи территории в американское владение, переименованный в Ситку. Вскоре после основания в Ново-Архангельске жили двести русских и тысяча алеутов, которые охотно нанимались на работу к новым хозяевам.

Окрестности деревни Нинильчик, штат Аляска

На территории Аляски никогда не проживало значительное число русских. По оценкам самой РАК, даже в самые активные годы колонизации число русских, живущих здесь на постоянной основе, не достигало тысячи человек. Многие приезжали из России с экспедициями на охоту — главным видом деятельности на протяжении всей истории Русской Аляски являлась добыча пушнины, — но на постоянной основе не жили. Вообще колонизацией в классическом понимании слова русскую кампанию на Аляске назвать нельзя: мало того, что освоением территории занимались частные лица — купцы Шелиховы, Лебедевы-Ласточкины и другие, дело еще осложнялось спецификой политики Российской Империи: податные сословия не имели права переселяться в другие регионы без разрешения властей. После основания РАК русское управление на Аляске не раз запрашивало Петербург о переправке крепостных для освоения земель — тщетно, поскольку владение крестьянами являлось привилегией дворян. Единственными русскими на территории Аляски, таким образом, были исключительно служащие самой компании, заслужившие статус "колониальных граждан".

К середине девятнадцатого века большинство из них переехало с острова Кадьяк в деревню Нинильчик на Кенайском полуострове. Их праправнуки живут в поселении и сейчас.

Татьяна Лукьянова

Archive
Search By Tags