Портрет епископа в юности. Александр Кибовский провел расследование и установил личность неизвестног


В субботу, 13 мая, Русская православная церковь отмечает 150-летие со дня преставления епископа Игнатия Брянчанинова. Накануне памятной даты руководитель Департамента культуры Москвы Александр Кибовский поделился с «ВМ» своей уникальной находкой – портретом, на котором изображен Игнатий еще до того, как он стал монахом.

Епископ Русской православной церкви Игнатий известен в миру как Дмитрий Брянчанинов. Выпускник Главного инженерного училища с первых лет обучения пользовался покровительством императора Николая I. Молодой офицер мог построить головокружительную военную карьеру, но решил посвятить себя иночеству. Брянчанинов принял постриг в 24 года. При всем этом его прижизненные доподлинно установленные портреты можно пересчитать по пальцам одной руки. А потому работе, которую проделал Александр Кибовский, позавидовал бы любой детектив.

Эта история началась в 2008 году, когда Кибовский в Тверской картинной галерее увидел портрет неизвестного офицера. Картина запала в душу: что-то в образе юноши с выразительными глазами не давало покоя.

— Кто-то ездит на рыбалку или на охоту, а я возвращаю имена неизвестным героям, чьи портреты висят в галереях, — говорит Александр Кибовский.

Необычное хобби у главы департамента появилось еще в студенческие годы. Атрибуции портретов по наградам и особенностям военной формы он посвятил научную работу и в итоге защитил кандидатскую диссертацию. Сегодня на его счету уже больше 300 картин, персонажи которых обрели свои настоящие имена.

— Это хорошая тренировка на память, логику и мышление, — Александр Кибовский обращает наше внимание на две подписи, оставленные художником внизу картины. Под изображением офицера можно прочитать: «Вологда, 1867 год. Академик Платон Тюрин. С акварели Теребенева, рисован в 1825 году».

— Перед нами написанная маслом копия акварели, — констатирует Кибовский. — Но это не дословное цитирование оригинального портрета.

На это, по его словам, указывают исторические нестыковки. Эполеты офицера на масляной копии украшают две звездочки. Но в 1825 году, когда создавался акварельный рисунок, их не могло быть. Знаки отличия военных чинов впервые появились на офицерских эполетах только 1 января 1827 года. Гораздо позже появились и двуглавые орлы на пуговицах, и кушак, которым подпоясан персонаж на нашей картине.

— Похоже, что Тюрин, копируя с акварели Теребенева, многое добавил от себя, нафантазировал. Но зачем? — подпитывает интригу Александр Кибовский.

Позже станет понятно, что две звезды, нарисованные академиком на эполетах, — не что иное, как подсказка. Человек, изображенный на портрете, был подпоручиком. Но пока это знание привносит еще больше путаницы. Совсем непонятно, почему военный, который за 42 года, скорее всего, достиг высоких чинов, решил заказать копию старого портрета.

— В те времена это было дорогое удовольствие, — подчеркивает Кибовский. — Даже Василий Тропинин, который не считался самым модным портретистом, брал 350–400 рублей за картину. Если мы возьмем небезызвестного Акакия Акакиевича, то он бы копил на портрет целый год.

Найти ответы помогла акварель Теребенева. На оригинальное изображение офицера Александр Кибовский случайно наткнулся в архивах лондонского аукциона.

— Видите на черном воротнике красные выпушки? — показывает акварельное изображение Кибовский. — В царской армии этот знак называли «ученым кантом». Такую выпушку имели только привилегированные войска.

Методом исключения удалось установить, что офицер принадлежал к военным инженерам. Подняв списки выпускников инженерного училища, Кибовский вычислил, что под описание подходит только… Дмитрий Брянчанинов. Акварельный портрет был сделан по случаю окончания училища. Масляная копия — в год смерти епископа.

— Скорее всего, ее заказал отец Брянчанинова, — Александр Кибовский делится предположением, которое нужно было еще доказать.

И здесь на выручку пришли коллеги из Вологды и Санкт-Петербурга. Сначала по просьбе Кибовского в Пушкинском доме нашли фотографию — точь-в-точь акварель — Брянчанинова, которая когда-то принадлежала его ученице. Позже всплыла еще одна фотокарточка. На ней был запечатлен парадный зал поместья в Великолукском уезде. Усадьба принадлежала племяннику Брянчанинова. Среди портретов на стене видна та самая копия Тюрина, которую в 1938 году из Великолукского музея передали в Тверскую галерею.

— Вот так, начав со звездочек на эполетах, мы с вами стали обладателями двух замечательных произведений, одно из которых — оригинальный портрет святителя Игнатия в период его становления, — поставил точку в своем историческом расследовании Александр Кибовский.

СПРАВКА

Дмитрий Брянчанинов родился 5 февраля 1807 года в селе Покровское Во­логодской губернии. В 1822 году поступил в инженерное училище, которое окончил в 1826 году в чине поручика. Однако уже в ноябре 1827 года он вышел в отставку и стал послушником в Александро-Свирском монастыре. Был пострижен в монашество 28 июня 1831 года с именем Игнатий, в честь священномученика Игнатия Богоносца. Канонизирован в 1988 году.

Archive
Search By Tags