ТАЙНА СВЯТОЙ ТРОИЦЫ

 

Бог христианской Церкви есть Бог исторического опыта, в отличие от Верховного Существа философских построений и абстрактных гипотез. Бог открыл Себя не как простая и автономная Единичность или индивидуальная Природа, но как Троица. Это богооткровенная истина, но одновременно и Божественная тайна, так как свидетельствует о сокрытой внутренней жизни Бога в Самом Себе. Человек может приоткрыть эту тайну только через осмысление проявлений Троичности Бога в видимом ему мире.

Древние евреи хранили веру в Единого Бога, но они не были способны понять идею троичности Божества, потому что она на фоне окружающего их политеизма воспринималась бы ими как троебожие. В Ветхом Завете истина Божественного триединства выражена прикровенно (неявно). 

Кроме того, Ветхий Завет – это детский возраст человечества, которое необходимо было воспитать, подготовить к принятию Откровения о Едином Боге, троичном в Лицах (внутренней тайне Божественного бытия).

Согласно святоотеческому Преданию, прикровенных свидетельств о троичности Бога в Ветхом Завете довольно много. Вот некоторые из них.

В самых первых строках Библии, говорящих о сотворении Богом неба и земли, слово «Бог» в оригинальном тексте употреблено во множественном числе (евр. «Элогим» – Боги), т. е. точный перевод должен звучать так: «В начале сотворил Боги небо и землю» (Быт. 1, 1). Грамматическую форму множественного числа слово «Бог» имеет и в повествовании о сотворении человека: «И сказал Боги[снова Элогим – прим. авт.]: сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему» (Быт. 1, 26). После грехопадения Бог говорит о состоянии Адама: «вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло» (Быт. 3, 22). Классическим примером указания Ветхого Завета на Троичность Бога является эпизод явления Трех Ангелов Аврааму, ставший сюжетом иконы «Троицы» Андрея Рублева. Блаженный Августин поясняет этот библейский эпизод следующим образом: «Авраам встречает Трех, а поклоняется Единому [т.е. Авраам, видя перед собою Троих Мужей, обращается к Ним, как к Одному – прим. авт.]… Узрев Трех, он уразумел таинство Троицы, а поклонившись как Единому – исповедал Единого Бога в Трех Лицах» [М. Помазанский, протоиер. Православное догматическое богословие. Изд-во «Дар», 2005. С.66].

В полноте тайна Божественного Триединства открывается в Новом Завете. Явление Бога в Троице совершилось при Крещении Иисуса Христа, поэтому само Крещение называется Богоявлением. Сын Божий крестился, голос Отца свидетельствовал о Нем: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение» (Мф. 3, 17). Святой Дух, сошедший в виде голубя, свидетельствовал о Христе, как о Мессии, поскольку Иоанну Крестителю было дано откровение: «на кого увидишь Духа сходящего и пребывающего на Нем, Тот есть крестящий Духом Святым» [т.е. Мессия, Спаситель – прим. авт.] (Ин. 1, 33).


 

Далее, Христос, посылая апостолов на проповедь, говорит им: «Итак, идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа» (Мф. 28, 19). Христос, говорят святые отцы, не сказал «во имена», потому что Бог один, а во имя Бога и называет это имя – Отец, Сын и Святой Дух.

Евангельское событие Преображения Христова святоотеческое Предание ставит в один ряд с Крещением – здесь так же, как и в Крещении происходит откровение Всей Троицы – Сын преобразился, явив Свое Божество, Отец снова свидетельствовал о Нем, как о Своем Сыне, Святой Дух присутствовал здесь в виде сияющего облака.

На основании свидетельств Священного Писания Церковь сформулировала догмат о Пресвятой Троице: Бог есть един по существу, но троичен в Лицах – Отец, Сын и Святой Дух, Троица единосущная и нераздельная. Три Лица отличаются личными или ипостасными свойствами: Отец ни от кого не рождается и ни от кого не исходит, но Сам предвечно (всегда, вне времени) рождает Сына и низводит Святого Духа; Сын всегда рождается от Отца, не отделяясь от Него; Святой Дух также всегда и нераздельно исходит от Отца. Догмат о Пресвятой Троице – основной догмат христианства, на котором основано все его веро- и нравоучение и который отличает его от других монотеистических религий.

В силу ограниченности человеческого разума догмат о Святой Троице непостижим, но Церковь изначально исповедовала веру в Святую Троицу, как богооткровенную, хотя осмысление этой веры на богословском уровне происходило постепенно. Все попытки постигнуть тайну Троицы рассудком приводили к заблуждениям различного характера, в борьбе с которыми святыми отцами была выработана (точнее сказать – выстрадана) троичная терминология, выражающая в Боге единство и различие и не дающая преобладания ни тому, ни другому. Греческим термином «усия» («сущность») Церковь выразила единую Божественную природу Троицы, а термином «ипостась» («лицо», «личность») – уникальный, личностный способ существования общей природы. Понять отличие природы от личности помогает следующая аналогия: каждый человек обладает человеческой природой, но при этом является личностью, отличной от других человеческих личностей. Используя данную терминологию, Церковь исповедует Бога Троицу как бытие Трех совечных Ипостасей, объединенных одной Божественной Сущностью или Природой, при этом Ипостаси не разрушают единство Природы, а Природа не поглощает Ипостаси. Каждое из Трех Божественных Лиц обладает не частью Божественной природы, а ее полнотой и не Само по Себе, а в полном и нераздельном внутреннем единстве с Двумя Другими. Лица Троицы, обладающие одной, т.е. той же самой природой, являют Собой нерасторжимое единство, Они нераздельны. Поэтому Троичность Божества не есть три Бога, а Единый Бог в Трех единосущных и нераздельных Лицах.

Загрузка...

Впрочем, как отмечали отцы Церкви, Бог стоит выше числовых определений; эти последние приложимы только к тварному бытию, сложному и делимому. Но Бога мы можем мыслить только как простое бытие, к Которому законы числа неприложимы, поэтому бессмысленно говорить о трех богах.

Святые отцы, для того чтобы как-то приблизить учение о Пресвятой Троице к восприятию человека, пользовались различного рода аналогиями, заимствованными из мира тварного. Но любая аналогия не является совершенной в силу непреодолимой разницы между конечным тварным миром и безначальным, бесконечным и непостижимым Богом, Который «есть Дух» (Ин. 4, 24), описать же чисто духовное Существо с помощью понятий материального мира невозможно.

Одной из природных аналогий является солнце и непрерывно исходящие от него лучи и свет – подобно тому, как от Отца вечно и нераздельно происходят Сын и Дух. Другую аналогию предлагает преподобный Иоанн Дамаскин: «Как огонь и происходящий от него свет существуют вместе, – не прежде бывает огонь, а потом уже свет, но огонь и свет вместе, – и как свет всегда рождается от огня и всегда в нем пребывает и отнюдь от него не отделяется: так рождается и Сын от Отца, никак не отделяясь от Него» [исхождение Святого Духа от Отца аналогично исхождению тепла оттого же огня – прим. авт.].

Святитель Василий Великий самой совершенной из аналогий, заимствованных из тварного мира считал радугу, потому что «один и тот же свет и непрерывен в самом Себе и многоцветен. И в многоцветности открывается единый лик – нет середины и перехода между цветами. Не видно, где разграничиваются лучи. Ясно можно видеть различие, но невозможно измерить расстояний. И в совокупности многоцветные лучи образуют единый белый. Единая сущность открывается во многоцветном сиянии». [Цит. по: Давыденков О., иерей. Догматическое богословие. М., 2006. С. 103].

Поясняя тайну Триединства Бога, Православное Предание указывает на мир, в котором, как в творении Божием, наблюдается фатальное повторение идеи триединства: пространство имеет три измерения и все предметы в пространстве трехмерны, время также имеет троичную природу – прошедшее, настоящее и будущее, человек состоит из тела, души и духа, проявляет себя через мысль, слово и действие и т.д.

По мнению святых Отцов более всего поясняет тайну Троицы христианская формула «Бог есть любовь» (1 Ин. 4, 8) – высочайшая из всех возможных человеческих представлений о Божестве. Любовь – это самоотдача, дар и взаимообмен, поэтому, если «Бог есть любовь», невозможно помыслить, что Он есть Одна Личность, поскольку себялюбие не есть любовь. Любовь – онтологическое свойство Бога, которое заключается во взаимной отдаче каждой Ипостаси Друг Другу, когда каждое ипостасное «Я» существует в Другом «Я». Даже человеческая несовершенная любовь соединяет людей между собою как бы в одно существо, например, супругов, семью, друзей. Относительно людей – это больше слова, чем действительность. Но любовь Божественная безмерна и потому Лица Пресвятой Троицы, по всемогуществу Их взаимной любви, суть, действительно, один Бог, имеющий одну сущность и живущий одной жизнью.

Любовь тем более совершенна, чем совершеннее те, кто любит и кого любят. А в Пресвятой Троице, как Любящие, так и Любимые есть само совершенство, так как каждое Лицо Пресвятой Троицы есть Бог. Пресвятую Троицу можно назвать самым совершенным единством в любви, или союзом любви, потому что совершенны Любящие и совершенна Их любовь, и тому, кто причастится Божественной любви, открывается тайна Триединства в меру его причастности.

RUSSIAN ORTHODOX CHURCH OF THE HOLY VIRGIN’S PROTECTION ECUMENICAL PATRIARCHATE

41 Moore Street, South Yarra Melbourne VIC

  • Facebook Social Icon
  • Twitter Social Icon

Рекомендуем Вашему благочестивому вниманию эти сайты